08 Василий Шестаков Александр Симдянов Валерий Рыбин Игорь Аплин Паша Евгений Малышев

Z1 Была однако и одна немалая проблема. Исполнять такие сложные партии как, например в Highway Star и еще к тому же еще и петь партии Jan Gillan мне было очень трудно. Идти же методом какого либо упрощения задач нам не давал творческий максимализм. Оставался только один выход – нам был нужен отдельный вокалистс мощным и высоким голосом и не связанный никакими инструментами. В Магадане на тот момент свободных вокалистов, кроме обладателей простуженных голосов, мы не наблюдали и эту проблему надо было как-то решать. Однажды весной 83 года мы с Рыбиным приехали на очередную репетицию и выходя на автобусной остановке Марчекана были довольно приятно удивлены. Из окна одной из пятиэтажек на приличной громкости была слышна музыка Deep Purple, а вокальную партию Jan Gillan очень недурно дополнял чей-то голос. Увеличить изображение Мы примерно засекли окно и вычислив подъезд отправились на поиски этой квартиры. Дверь открыл молодой парнишка, к которому мы бесцеремонно напросились в гости и начали беседу. После непродолжительных, но продуктивных переговоров он был принят в состав группы, и звали этого нью-Гилана - Вася Шестаков. Он только что вернулся после службы армии и был не против того чтобы подключиться к составу, который отвечал бы его запросам и вкусам. Восхождение сразу стало набирать новые высоты, оставалось только найти шустрого клавишника с манерами Джона Лорда, и эту задачу решил Афанасьев, подключив в состав на клавиши Павла Жукова. Любая уважающая себя Магаданская группа того времени, кроме техники исполнения имела свой особый вес, который измерялся в количестве аппаратуры, который она могла выставить. Этим мы не блистали, и с этим нужно было что-то делать. Был заведен журнал и сейф команды, куда вносились все её деньги, которые она отрабатывала на халтурах. Все сидели на голодном пайке и деньги шли только на закупку самого необходимого. Сами инструменты, были конечно личные, но остальное - коммутация, колонки, пульты, оконечники, динамики с лабиринтами, все это было общим. Проведя такую жесткую реорганизацию, мы стали обрастать аппаратурой довольно быстро и вскоре даже могли озвучить уже и летний пятак. Летний пятак находился в парке Горького. Это была довольно нелепая для Магадана и огромная танцплощадка, но она приносила доход, поскольку была в городе центральной. Нелепая она была потому, что там даже летом было очень холодно из-за несуразной конструкции стен. Тем не менее, мы сделали заявку и заняли пятак на весь летний сезон 83 года.К этому времени Афанасьев из группы ушел и его место на бас гитаре занял Игорь Аплин.Таким образом, первый этап Восхождения был выполнен, но на этом он был и закончен. Далее началось падение. Мы отыграли на пятаке около трех месяцев, когда придя на дневную репетицию я попал на общее собрание, посвященное моему исключению из группы. Поскольку аппаратура в группе на 40% принадлежала мне, а вопрос о моем изгнание был уже заочно решен, меня только попросили не забирать аппаратуру, с обещанием, что деньги за нее мне постепенно выплатят. Но после моего ухода распад Восхождения принял такие обороты, что группа не отработала даже до окончания летнего сезона и развалилась. Аппаратуру найти было уже невозможно, собрать деньги не с кого, все только ругали и обвиняли друг друга.

Следующая страница * * * Предыдущая страница * * * Меню фотохроники * * * Обсуждение страницы на форуме