10 Александр Пономарев Владимир Бовыкин Константин Битюков Александр Симдянов

Z1 После ухода Олега Бикчурина из ресторана Астра в 84 году, я уговорил его занять точку в ДК Строитель, чтобы создать там репетиционную базу. Таким образом мы могли набрать новую группу и подрабатывать на халтурах. Бикчурин был знаком с директором ДК Юрием Цыгановым, поэтому занять точку под наш новый проект не составило труда. В этом же году сдав вступительные экзамены, я поступил на оркестровое отделение Магаданского музыкального училища и осенью, как и все студенты перед началом занятий был отправлен на уборку картофеля. По сути, там и произошло общее знакомство участников будущей группы Восточный синдром – А.Пономаревым, В.Бовыкиным, К.Битюковым и мной. Ю.Хатенко и И.Аплина на этой фотографии нет, у них была справка, освобождающая от сельскохозяйственных работ. Увеличить изображение С Битюковым я впервые познакомился в 82 году. Тогда, в составе группы Восхождение (В.Рыбин, М.Афанасьев и я) мы играли на одном из банкетов, на котором Битюков присутствовал в качестве гостя. С ним меня и познакомил М.Афанасьев. Битюков и Афанасьев судя по всему знали друг друга очень давно, имели общий интерес к определенной музыке типа King Crimson, Yes, The Door, Brain Eno, и возможно были одноклассниками. Потом некоторое время я с Битюковым нигде не пересекался до самого поступления в музучилище. Бовыкин приехал поступать в училище из Якутской области, где заканчивал музшколу по кларнету.После возвращения с сельхозработ мы приступили к занятиям на оркестровом отделение. Битюков учился играть на фаготе, Бовыкин на кларнете, Пономарев и Хатенко на контрабасе, Аплин на тромбоне, я на валторне. Несколько позже Аплин смог перейти на контрабас. Через некоторое время я предложил В.Бовыкину войти в состав группы Бикчурина на точке ДК Строитель, в качестве бас-гитариста. Бовыкин согласился, на скорую руку мы подобрали ему подходящий инструмент и кое что из аппрататов, и не особо мешкая приступили к закваске нового и наигрыванию старого репертуара. Надо сказать, что Бикчурин был очень жестким человеком, когда дело касалось музыки. На репетиции он мог запросто запустить в тебя, тем, что под руку попало, если игра шла вяло, и не было драйва. Бовыкин и я окрестили Бикчурина – Папенькой, так как в отношении к музыке он был как суров так и справедлив. Позже я привел в группу одного «джазового» барабанщика, который играл все очень быстро, но все очень не вовремя. Побыв некоторое время мишенью для папеньки, в которую с каждым днем прилетали все более тяжелые предметы, он вскоре сбежал.

Следующая страница * * * Предыдущая страница * * * Меню фотохроники * * * Обсуждение страницы на форуме