12 Александр Симдянов Fender Stratocaster

Z1 Итак, после ухода Олега Бикчурина наша группа частных музыкальных предпринимателей осталась: во первых - без лидирующего вокалиста, который мог спеть все, что душе угодно, во вторых - без человека- оркестра, который мог все что душе угодно сыграть, в третьих - с тупым как пробка новым директором, и без барабанщика, сбежавшего от папенькиных репрессий. На барабаны мы взяли Эдика, который после окончания музучилища пришел работать режиссером культмероприятий в этот клуб. Хотя Эдика можно было назвать барабанщиком с большой оговоркой, но - не до жиру. Началось большое мучение по натяжке на грядущие мероприятия разных программ. В конце концов, мы пригласили на бас гитару Михаила Афанасьева, с которым мы когда-то начинали проект Восхождение. Бовыкин занял место клавишника, и саксофониста. И после таких кадровых перестановок дело наконец пошло. Увеличить изображение С приходом Афанасьева наш проект получил в дальнейшем название NGC-224. С тех пор это название постоянно сопутствовало проектам с участием Афанасьева. Миша пришел уже упакованный и бас гитарой и аппаратом, а в целом аппаратуры у нас было предостаточно. Кстати, говоря об аппаратуре того времени, можно заметить, что тогда в аппаратном усиление звука господствовала лампа, согревая своим теплом множество рокерских душ. Несмотря на то, что она гудела, звук в ламповых аппаратах был несравнимо глубже, чем в транзисторных пукалках заполонивших позже арсеналы музыкантов. Конечно, фирменных ламповых аппаратов в стране было маловато, но зато самопальных Маршалов, Фендеров или Певеев, аналоги которых шлепали радио-кустари с паяльниками, было предостаточно. Да и цена, в соотношению к качеству, у них была вполне приемлемая. Поэтому вся аппаратура у нас была ламповая, был даже ламповый пульт. Правда, он довольно сильно гудел, видимо потому, что являлся не самым лучшим образцом самопального производства. Иногда к нам наведывались в гости ребята из команды Доктор Тик, которые в то время базировались в пос.Палатка. Их внимание периодически приковывал мой Fender Stratocaster, который через ламповый аппарат звучал фантастически приятно. Позже, в 89-м году, когда я пришел на барабаны в группу Восточный синдром, я продал свой Stratocaster именно им. Создав таким образом основную группу мы не связывали себя обязательствами работать только в ней. Периодически кому-то из нас подворачивались работы на подмене в кабаках или на халтурах, и место временно убывшего никем не занималось до его возвращения. Через год Миша также поступил в музучилище на отделение контрабаса, причем в отличие от многих других контрабасистов, которые все занимались на одном инструменте принадлежавшем музучилищу, он для занятий приобрел свой личный контрабас.

Следующая страница * * * Предыдущая страница * * * Меню фотохроники * * * Обсуждение страницы на форуме