Уменьшить изображение Валерий Катуганов Александр Симдянов Игорь Сопельник

Z1 Весной 86 года Бовыкину поступило предложение занять пустующую точку в ресторане Якорь, пос. Ола. Из города добираться туда было не близко, точка была не раскачана. Но мы решились, и оставив место в клубе за Эдиком устроились работать в этот кабак. Вскоре купили в складчину старый Запорожец, чтобы коллективно добираться до работы. Постепенно раскачали точку и денежный ручеек наконец потек в наши тощие карманы. Через полгода Афанасьев снова ушел, и его место занял Валера Катуганов, который покинул ресторан Астра. За барабаны сел Игорь Сопельник, студент музучилища. Работали мы четыре дня в неделю. С приходом Катуганова точка начала нас кормить обильнее, как вдруг еще через пару месяцев Бовыкин заявил о своем уходе в Магаданский рок-клуб. Таким образом мы остались работать и жиреть на кабацких "зарядах" втроем. Увеличить изображение Впоследствии я довольно точно описал тот период в своей статье «Великая модуляция». Когда музыкальное мышление заплывает жиром - творческое развитие приходит в тупик. Игра для публики, с единственной целью - понравиться и выкачать из неё деньги, напоминает творческое мошенничество и насквозь пропитано ложью. Музыканты становятся похожими на проституток, даже исполняемая ими рок музыка становится пародией настоящего рока. К слову сказать - Россия всегда была богата музыкальными шлюхами, поэтому легче перечислить тех, кто в этом доме музыкальной терпимости никогда не был и не находится сейчас. Ведь, по сути, и вся эстрада напоминает огромный кабак, с различными музыкальными потаскушками, которые испытывают глубокие страдания, если не продаются и не покупаются. Эта интересная жизнь музыкального бизнеса предполагает и хроническое предательство друг друга, и гнилые кабацкие расклады, (кто кого подсидел, или кто кого круче), и скатывание до менталитета своей аудитории, которая, как правило, состоит из духовных уродов, да и вся кабацкая романтика нередко заканчивается банальным алкоголизмом. Поэтому и ресторан «Якорь» в полном смысле был моим творческим «анкером». Через год в стране начала набирать обороты правительственная антиалкогольная программа, и пропорционально ее росту стали падать доходы музыкальных кормушек. В Якоре разрешили проводить только два «пьяных» дня в неделю – субботу и воскресенье, поэтому мы стали работать только по этим дням, а остальные дни отдали на проведение дискотек, которые вел Сергей Черемисин. Все это мое кабацкое болото может, так бы и тянулось неопределенное время, но на то, что человек предполагает, на небесах бывает другая точка зрения, и в феврале 1988 года я попал в очень серьёзную аварию.

Следующая страница * * * Предыдущая страница * * * Меню фотохроники * * * Обсуждение страницы на форуме