Уменьшить изображение Александр Пономарев

Z1 Охарактеризовать Александра Пономарева как человека и как музыканта можно было бы так: внимательность, возведенная в кубическую степень. Как человек он находился в состоянии постоянного пристального наблюдения за окружающими, как музыкант внимательно следил за совместной игрой, и это качество позволяло ему включать своевременное гитарное сопровождение. Если добавить к этому его работоспособность в овладении гитарой, то это делало его незаурядным и высокопрофессиональным гитаристом. Свои гитарные темы он всегда тщательно выверял, иногда немного изменяя и дополняя их, и его игра не мешала другим своеобразно дополняя сюжеты песен. Его игра неплохо перекликалась с вокалом и гитарой Битюкова, и их совместное исполнение напоминало замысловатое гитарное хитросплетение. Увеличить изображение Как человек он также бдительно следил за малейшими настроениями в группе. Кроме его призывов к ответственности участников группы, которые он высказывал всегда в очень серьезном тоне, остальной его треп показывал большей частью промахи кого бы то ни было. Это сразу становилось предметом обсуждения и насмешек. По понятным причинам самые большие порции ядовитых замечаний доставались мне, поскольку никакой, даже маломальской ответственности перед группой я никогда не имел, поэтому и оправдываться за ее отсутствие мне не было смысла. Я обычно помалкивал, вести с Панамой словесные перестрелки для меня было заведомо проигрышным занятием, да и крыть мне было нечем. Поэтому чаще всего его главным словесным дуэлянтом был Юра Хатенко, который мог более удачно парировать изощренный юмор Панамы. Битюков, как и я, редко входил в эту словесную реку, но если и входил, то выходил из нее без повреждений своего имиджа. Можно сказать, что Панама острее всех переживал за судьбу проекта. Даже Битюков более флегматично относился к разным "землетрясениям" Синдрома, которыми я постоянно его сотрясал. Первое время Панама часто пытался помочь мне в разных боевых ситуациях, в которые я повсеместно умудрялся попадать, но потом, поняв, что это может продолжаться бесконечно и в конце концов закончится для него для него трагично, оставил это бесполезное занятие, переключившись лишь на комментарии моей боевой хроники. Как и Битюков, он стоял у самых истоков проекта Восточный синдром, являясь бессменным гитаристом этого проекта, участником абсолютно всех его магнитоальбомов и выступлений, и даже после распада Синдрома в 93 году он продолжал работу с Битюковым над его новыми песнями. Поэтому и представить Синдром без его участия было бы невозможно.

Следующая страница * * * Предыдущая страница * * * Меню фотохроники * * * Обсуждение страницы на форуме