Уменьшить изображение Юрий Хатенко

Z1 Юрий Хатенко также стоял у истоков проекта Восточный синдром, хотя он и не принимал участия в записи альбома "С ключами на носу". В момент моего прихода в группу он играл на бас-гитаре. Как известно, бас-гитарист с барабанщиком друг друга должны понимать с полуслова, но через пару лет игры в Синдроме у нас понимание без преувеличения было уже на ментальном уровне. Поэтому мы никогда не давали друг другу на сцене знаки - что нам нужно делать, это каждый чувствовал сам, и работать с ним мне было очень легко, несмотря на довольно трудные в ритмическом отношении партии. Технически их было не трудно исполнить, но мы почти всегда играли вразрез с партиями гитар и со смещениями относительно сильных долей и нередко композиции напоминали мелодические пласты, наползающие друг на друга, как в песне "Космонавт".Увеличить изображение Темы в Синдроме обычно рождались в результате джема. Кто-то приносил на репетицию свою заготовку и просто начинал играть, каждый понемногу подключался к этому, сверяясь со своим главным ощущением - в кайф или не в кайф. Так понемногу композиция обретала форму, для начала в "сыром" виде. Потом разработка текста и образа наигранной темы на некоторое время уходила в правое полушарие мозга Битюкова. Там она получала развитие и уже с Панамой проходила доработку гитарных партий. Затем к процессу подключался Хатенко и Бовыкин, а я начинал доработку ритм секции в уже более сформированных вариантах песен на завершающих стадиях. Поскольку начальную форму темы джема каждый примерно помнил, то и конечный вариант не сильно отличался от первоначального. Относительно музыки в Синдроме не возникало претензий или разногласий. Никто никому не диктовал, что и как играть, все полностью полагались на вкус друг друга. Поэтому и у нас с Юрой в музыкальном плане было понимание и доверие. Характер у него был спокойный и уравновешенный, но, как и Панама, он на многое смотрел с долей иронии и за словом в карман не лез, когда надо было отстоять свою точку зрения. За словесными дуэлями между ним и Панамой я мог наблюдать со стороны, но в их перестрелку мне лучше было не встревать. Противостоять им было бесполезно. Юра любил почитывать Даниила Хармса и при случае довольно метко и к месту его цитировал. Также он любил рисовать. На мой взгляд, его художества и по образам и по названиям странным образом перекликались с Хармсом. Первое время на мои взрывоопасные похождения Юра реагировал с долей юмора, но через некоторое время и он изрядно подустал от той неопределенности, которую я постоянно привносил в жизнь Восточного Синдрома.

Следующая страница * * * Предыдущая страница * * * Меню фотохроники * * * Обсуждение страницы на форуме