Уменьшить изображение Александр Симдянов Каштан Восточного синдрома

Z1 К тому времени моя добрая матушка приобрела небольшой домик в деревне Псковской губернии для летнего отдыха и попросила меня обустроить его для более комфортного проживания. Помочь мне обустраивать домик также вызвались Хатенко и Битюков, и мы втроём отправились на «Пепелаце» в деревню сажать в огороде разные семена кабачков, тыкв, огурцов, помидоров и прочие огородные диковины, которые ранее мы видали только в магазине. Домик в деревне представлял собой развалину с огромной русской печкой посередине. Уставшие с дороги, мы улеглись спать втроём на этой печи, но долго поспать нам не дали. С утра пораньше в гости стали подтягиваться любопытные местные жители с гостинцами, дабы посмотреть, что на самом деле являют собой «волосатики, которые на гитарах по теликам бренькают». Увеличить изображение На самом деле то время, проведенное в деревне, было похоже на мирный сон. После бурного, насыщенного электричеством и информацией города, было странно ощутить себя наедине с природой. Звуки появлялись из тишины и мгновенно в тишину уходили. Погода стояла прекрасная, и, наспех понатыкав в землю привезённые семена, мы гуляли по окрестностям деревни. Битюков нашёл длинный симпатичный дрын, с каким-то экзотическим изгибом на конце, и на прогулках обычно шествовал с ним, как Моисей в пустыне Египетской. Впрочем, на прогулках по той местности этот предмет действительно был полезен, для проверки пути, потому что угодить в какую-нибудь грязную яму было проще простого. Как-то гуляя в центральном деревенском «парке», по аллее, изрытой ямами, в которых запросто мог бы утонуть даже слон, между развалинами церкви, скелетами разворованных тракторов и покосившимся сараем с вывеской «Почта», мы увидели на земле странные колючие шишки. Расспросив местных жителей, мы узнали, что эти штучки, похожие на маленькую булаву, называются каштаны. Очень заинтересовавшись находкой, мы решили не останавливаться на посадках огурцов и помидоров, и каждый из нас прихватил по одному каштану, чтобы посадить их возле домика. Через несколько лет из этих трёх насаждений пророс один маленький росток. Впоследствии я выкопал его и перевёз из деревни в Питер. Сейчас этому каштану двадцать лет, и я называю его – «каштан Восточного синдрома».

Следующая страница * * * Предыдущая страница * * * Меню фотохроники * * * Обсуждение страницы на форуме