Уменьшить изображение Александр Симдянов Владимир Бовыкин Пепелац Пострадавший троллейбус... ...и его бампер

Z1Летом 1990-го года, Синдром проводил  время большей частью в Москве между различными фестивалями и довольно бурными попойками. При этом группа постоянно меняла свою дислокацию в черте столицы, поэтому в Москву я снова приехал на Пепелаце. Впрочем, предаваться обильным возлияниям я вскоре решительно закончил. Это случилось после того, как разъезжая на Пепелаце в пьяном виде с моим верным другом Бовыкиным, на скорости 120 км/час я случайно оторвал троллейбусу передний бампер. В то раннее утро я догнал несчастный троллейбус на Садовом кольце и отрывал ему бампер всем правым боком могучего Пепелаца. Но конечно, оба правых колеса в ходе этого совсем непростого процесса взорвались и после столкновения Пепелац начало неслабо заносить, однако с управлением я всё же справился, и машину не перевернуло. Увеличить изображение Кроме психологической травмы, причинённой водителю троллейбуса, пострадавших в данном происшествии не было, и самое глупое в этой ситуации, что я мог бы сделать, так это дожидаться разбора моего полета с сотрудниками ДПС, чтобы поразить их своим душистым перегаром. Поэтому, не долго думая, на пробитых скатах я дотянул до ближайшего съезда с кольца и затем скрылся в метро, оставив ошалевшего Бовыкина в машине размышлять о таких жизненных явлениях как «гром среди ясного неба» или «капец подкрался незаметно». Но на прощание я всё же успел сказать моему доброму другу: «Вовочка, когда будешь уходить - закрой, пожалуйста, машину». К слову сказать, возможно, что Вовочка тоже был бы не прочь составить мне компанию, но на тот момент двери с правой стороны можно было бы открыть только с помощью лебёдки. К глубокому сожалению, у меня уже не оставалось времени дожидаться его выхода из шока, когда он, наконец, сообразит выбраться через водительскую дверь, так как со стороны Садового ко мне уже бежали люди в той форме одежды, которая мне с самого детства никогда не нравилась. При этом они очень громко и требовательно кричали мне – «Стоять»! Но как раз вот эту самую их просьбу мне совсем не хотелось исполнять, потому что ничего хорошего для меня она не означала и элегантно перемахнув через турникет я скрылся в недрах метрополитена... Взяв в окружение Бовыкина, который сидел в Пепелаце, как закатанный в консервную банку бычок в томате, сотрудники ППС не спешили его извлекать, а он на этом не слишком-то и настаивал. Поэтому они задумчиво походили вокруг принявшей боевое крещение машины с магаданскими номерами, и после фразы – «Да ладно, поехали на хрен. Всё равно не наш район», сели в свой драндулет с мигалками и уехали. Через некоторое время после их отъезда, Бовыкин, выйдя из сеанса шокотерапии, который я так легко и непринуждённо для него организовал, вылез из машины самостоятельно. Исполняя моё дружеское напутствие, он дисциплинированно закрыл обе оставшиеся двери и уехал на метро отсыпаться на лежбище ВС. Возможно, ему снились тревожные сны, но я в то утро спал без сновидений, а проспавшись, забрал у Вовы ключи и после небольшого ремонта Пепелаца с применением лома и кувалды пригнал его к месту нашего обитания…

Следующая страница * * * Предыдущая страница * * * Меню фотохроники * * * Обсуждение страницы на форуме